Мой девиз

Выйти из зоны комфорта!


четверг, 6 декабря 2012 г.

Вилла цвета фламинго

Буквально на следующий день пребывания в Ницце осознаешь, что здесь очень комфортно жить. Особенно если не работать, а просто разгуливать по чудесному городу, перекусывать в многочисленных недорогих кафе, а домой возвращаться только переночевать.


 Я не упускала случая выспросить у русскоязычных жителей Ниццы, как им живется и зарабатывается. А русская речь слышна повсюду. При этом наши соотечественники, и не только туристы, наивно полагают, что окружены  слабослышащими французами. Мамы и няни с детьми наших бизнесменов, беженцы из Чечни, водители такси, продавщицы в парфюмерном отделе шикарного магазина... Вспомнилось брошенное в сторону высказывание писателя- эмигранта Бориса Носика, который в своих многочисленных книгах о Франции пишет, как ему тяжело живется: "Провожу зиму в Ницце, где климат не вредит моему здоровью, в отличие от промозглого Парижа. Хожу в библиотеку, прогуливаюсь по Английской набережной". Есть над чем подумать... Климат, действительно прекрасный- 300 солнечных дней в году, среднегодовая температура +18 градусов. Так вот все мои собеседники говорили о понижении своего социального статуса после эмиграции. Квалифицированной работы для них просто нет. Продукты и одежда приобретаются на окраинах города в больших супермаркетах. Или в соседней Италии в Вентимилье, куда мы с удовольствием прокатились. Меня поразили слова нашей хозяйки- "Там можно купить интересные вещи за полтора- два евро". Задумалась, что же такого интересного можно купить в родном Петербурге за 60- 80 рублей? Даже чашечку кофе не везде выпьешь за такую цену.


Мысль о том, что Лазурный берег есть одно из воплощений земного рая, не нова. Захотелось посмотреть воплощенные мечты его жителей прошлых и настоящих, не ограниченных в денежных средствах и обладающих прекрасным вкусом. Ну на виллы голливудских звезд нас никто не приглашал, а одна милейшая баронесса оказалась очень гостеприимной...
Итак, прогулявшись до порта Ниццы, мы садимся в рейсовый автобус под номером 200, и за полтора евро через полчаса кружения по горному серпантину (помните рекламу конфет "Комильфо"?) оказываемся недалеко от этого белого маяка- во-он там слева в облаках.


Это знаменитый мыс Сен-Жен-Кап-Ферра. Где- то здесь вилла одного из моих самых любимых писателей Сомерсета Моэма. Уже в 63 года, готовясь к смерти, он написал автобиографический роман "Подводя итоги". Но прожил здесь до глубокой старости, а умер в больнице Ниццы от пневмонии на 91 году жизни. В автобусе наблюдала за пожилыми (в нашем понимании) местными дамами ровесницами Моэма- оживленные разговоры с подружками, открытые сарафанчики, соломенные шляпки. Это при том, что пластические операции, омоложение, даже окраска волос для них не являются жизненно необходимыми. Они уже здесь живут, этого достаточно для сознания, что жизнь удалась. Как же мне хотелось поговорить с ними. Учи, Лена, французский язык!
Наша остановка- вилла баронессы Эффрусси-де- Ротшильд.


А теперь зажмурьтесь и представьте себе самую невероятную сказку, в которой вы- главная героиня. Принцесса, Спящая красавица, Золушка, Белоснежка... после того, как они сыграли свадьбу и стали женами королей и принцев. Поселились в краю на берегу океана, где вечная весна, цветут розы, порхают колибри. Ваш ненаглядный оставил вам огромное состояние, а сам удалился в командировку, на работу, в поход ... (нужное подчеркнуть).
Так все и было. Беатриса 19 лет от роду из парижской ветви семьи Ротшильдов вышла замуж за Мориса Эфрусси- одессита по происхождению, имевшего нефтяной бизнес в Баку. Был куплен участок в 7 гектаров и в течение семи лет с 1905 по 1912 год велось строительство. За ним пристально наблюдала Беатриса. Ее любимый цвет- розовый, особенный оттенок- цвет оперения фламинго. Он присутствовал везде- в ее одежде, аксессуарах от японского зонтика до сумочки из крокодиловой кожи. Даже стены замка должны были стать розовыми- сколько раз перекрашивались стены, чтобы мадам осталась довольна! Она сменила 20 архитекторов за время строительства дворца. И сейчас мы все это увидим. 
Этот дворец не был разрушен, разграблен, бездарно отреставрирован- по завещанию умершей в 1934 году баронессы, он был передан Французской Академии Изящных искусств.




Это единственный открытый для посещения исторический памятник на Лазурном берегу. Ille de France- Французский остров, так назвала свой дворец Беатриса.
Середина октября, нет туристических автобусов, редкие посетители не мешают погрузиться в сказку и почувствовать присутствие хозяйки то на веранде для чаепития...


То в просторном крытом холле, окруженном галереей из розового мрамора...



С какой любовью и вкусом подобрана фарфоровая коллекция- произведения Севрской и Венсеннской фарфоровых мануфактур...



Невозможно показать все экспонаты, но даже после коллекций фарфора Эрмитажа, Павловского и Екатерининского дворцов, увиденное ошеломляет! Здесь каждое помещение, лестничный пролет, дверь- шедевры. По этому уголку можно судить о насыщенности интерьеров.


Коллекция мебели фантастическая. Церковные алтари, гобелены, китайские ширмы, личные вещи Людовика ХIY и Марии Антуанетты.





Коллекция живописи (Фрагонар в подлиннике), скульптуры, настенная роспись- подлинная нереставрированная!!





А как вам идея оформления мандалы в виде каминного экрана?
Но больше всего меня поразил кабинет с обезьянками. Это какую изощренную фантазию нужно иметь художнику, чтобы передать множество характеров этого неугомонного зверька! Смотрите- они везде: в настенной росписи...


В виде фарфоровых фигурок...






Извините за плохое качество снимков- стекло, да и фотограф я еще тот.
Даже дверной проем в виде ламбрекена украшают обезьянки!



Самая веселая комната! Я бы здесь вышивала или рукодельничала, будь я баронессой! Удивительное ощущение того, что здесь кто- то живет- нет надрывного скрипа половиц, как в музее Родена в Париже. Нет сырости и затхлости флигелей в Ораниенбауме. Это не музей, а жилище- роскошное, но уютное и очень хрупкое. Природа входит во все двери и высокие окна.


Мы еще обязательно прогуляемся по всем шести садам усадьбы- флорентийскому, каменному, японскому, экзотическому, испанскому и провансальскому- струи фонтанов и аромат роз, названных в честь хозяйки, долетают через анфилады прекрасных залов.
А теперь можно присесть на любимую скамью Беатрисы  из розового мрамора, и помечтать.