Мой девиз

Выйти из зоны комфорта!


вторник, 12 мая 2015 г.

О праздниках

Расскажу о том, как прошли майские праздники, и вернусь к французским впечатлениям.


К нам приехали родственники. Ветеранам и сопровождающим предоставили бесплатный проезд, и несмотря на свои 86 лет папин старший брат  Виктор Иванович с дочерью решились поехать. В купейном вагоне из Белгорода они ехали большую часть пути вдвоем. Проводница встречала ветерана с цветами. В вагоне ресторане три раза накормили бесплатно (правда попросили позвонить в РЖД и оставить отзыв). А после того, как дядя Витя похвалил новехонькое постельное белье, принесли в подарок запечатанный комплект. Сегодня они уезжают, и все повторится- проводница уже ждет. Она явно положила глаз на моего дядюшку. Я его обожаю. Умотанный, с давлением за 200, после застолья с родственниками, продолжает шутить.
   Спрашиваю: "Дядя Витя, что будем делать завтра?"
Бочком, в несколько заходов вылезая из- за стола, и слегка откашлявшись: "Я, как Скарлетт О"Хара, подумаю об этом завтра"
"Лен, ну как там Париж, стоит? Как думаешь, успею я загранпаспорт себе зробить?"
Выходим все вечером из кафе. Вечер, в районе Исаакиевской площади небольшой фейерверк.
"Лен, это ты для меня заказала?"
От маленького городка в Белгородской области, где они живут, и где родина моего папы, всего несколько километров от украинской границы. А совсем недавно дядя Витя схоронил любимую жену Марусю.
"Дядя Витя, а что глаза такие красные, может покапать что?"
"Лен, так я плачу все время. Как думаешь, доживу я до 75-летия Победы? Тоды опять приеду"
Вот люди!
Младшей сестре моей бабушки Татьяне Ивановне 25 января исполнилось 90 лет. Я сколько себя помню, звала ее просто Таней. Когда началась война, ей было 16. На ее руках умерла от голода зимой 1942 ее мама. Все родные, в том числе и моя бабушка с мамой, уехали в эвакуацию по Ладожскому озеру, после того, как снаряд прямым попаданием уничтожил весь этаж их дома. Бабушка выбежала за моей мамой во двор, а когда вышли из бомбоубежища, дома не было.
Смотрела салют 9 мая с Тучкова моста- это в сотне метров от бабушкиного дома.
Таня работала на заводе всю войну. Говорит, что выжить помогло расположение их дома. На набережной Невы, а значит за водой и прибивавшимися к берегу дровами, ходить далеко не надо было. Она очень спокойно рассказывает о блокаде. Меня это всегда удивляло. Может быть время сглаживает воспоминания. Может потому, что вся последовавшая жизнь оказалась очень трудной. Вот и сейчас, в свои 90, она содержит больного взрослого внука.
Средняя сестра бабушки Евгения Ивановна была на фронте. Работала медсестрой, вытаскивала раненых. Это при росте меньше полутора метров. Фронт был совсем близко от города, туда ездили на трамвае. У фронтовиков был паек, она делилась им со всеми родными.
Награждена Орденом Отечественной войны II степени. Есть сайт Подвиг народа. Там вы можете поискать своих родных.
Я нашла сведения о наградах своего деда Шамиля Изатуловича. Он был награжден орденом Красной Звезды, медалью За отвагу, Орденами Отечественной войны I и II степени. Воевал под Нарвой и на Невском пятачке. Получил медаль За оборону Ленинграда.
   Все это я знала и раньше. Но почему- то именно в этом мае сердце переполняла огромная любовь и благодарность.
Много ездили с гостями по городу. Обязательная программа- музеи, пригороды, сады, парки, театры. Почти 9 полных дней. И я с ними. На кораблике по Неве не каталась лет двадцать. На многих мостах развешены изображения белых журавлей. Это так трогательно. Казанский собор, где не была ни разу. Потускневшая с последнего посещения, мозаика Спаса на Крови. Отреставрированный собор Иоанна Кронштадтского.
А потом был театр на Литейном. Там работает помрежем моя подруга Таня. Она пригласила на спектакль- концерт "Песни военных лет". Мы сидели в первом ряду. Какие ребята, какие артисты! Я купалась в блеске их глаз, ощущала эмоциональные бури в их сердцах, плакала не замечая слез. Это было прекрасно. Спектакль совсем короткий. Зал и весь театр быстро опустели. Попросила разрешения подняться на сцену. Давно об этом мечтала- увидеть зрительный зал глазами артиста. Она огромная, как куб со стороной высоты кулис. Вытертый, размеченный мелом пол. Провода, декорации, софиты. Вспомнила, как маленькой девочкой дядя Витя подсаживал на табуретку: "Читай, Ленок":

ГАМЛЕТ

БОРИС ПАСТЕРНАК

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далёком отголоске
Что случится на моём веку́.

На меня наставлен сумрак но́чи
Тысячью биноклей на оси́.
Если только можно, Авва, Отче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идёт другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

1946

P.S. Небольшое добавление. Только что разговаривала со своей подругой Ольгой, которая сейчас живет в Америке в городе Коламбусе. Она рассказала, как праздновали там день Победы. Спонсорами были два очень состоятельных человека- американец и русский. Сняли два больших (по меркам Коламбуса) зала- на 300 человек. В первом зале были накрыты столы, во втором проходил концерт. С речами выступали местные жители- американцы, русские, французы, итальянцы. Ветераны при орденах и медалях. Были зачитаны списки всех погибших в войне. Играла музыка, ветераны и гости танцевали под самую разнообразную многонациональную музыку. Потом с  романсами выступала русская певица, играл скрипач. Вместо запланированного часа концерт занял два. А затем гостей снова пригласили в банкетный зал, где были накрыты столы для десерта. Музыка, цветы, улыбки. Кто- то в инвалидной коляске, кто- то с ребенком на плечах. Подъехали около двадцати автобусов и развезли всех желающих по домам.

четверг, 7 мая 2015 г.

Франция. Апрель. Глициния

Никогда не видела цветущую глицинию. Не зеленовато-сиреневые бутоны, и не жухлые комочки под ногами, а чтоб в полном цвету- роскошную, бесконечную, как море. Чтобы опустить лицо в прохладные упругие кисти, вдыхать нежный изысканный аромат, и забыть о времени, о том, где ты находишься и сколько тебе лет.


Нежнее гиацинта и сирени, тоньше нарцисса и ландыша. Совсем новый весенний аромат. По строению сам цветочек похож на наш люпин, но эти поникающие кисти, как бурлящий сиреневый водопад с белой пеной из кружева. На сухих искривленных лианах они смотрятся как восхитительное недоразумение.


Самый лучший фон для нее- старая потрескавшаяся стена. Даже единственная распускающаяся кисть в лучах заката на Монмартре, совершенна.


Стала вспоминать, в каком французском фильме был такой кадр...



А такой...


Волшебство продолжилось в долине Луары. Мы совпали во времени еще раз. Было не очень жарко, но солнечно и пустынно. Рано утром на мосту в сторону Амбуаза не было ни души.


Как нежно прикасаются грозди к подлинным развалинам 15 века...


Как грустно было бы без них. В замках всегда много цветов, но "орхидеи розы еще не расцвели, а примулы и анютины глазки больше подходят для мест скорби, на мой взгляд.


Интересно, а во времена Анны Бретонской и Франциска I эта лиана уже цвела? Сколько живет глициния?



Ну чем не сюжет для вышивки! Эх, не умею рисовать! Шарики самшитов одуряюще пахнут после небольшого освежающего дождика. Глицинию он слегка побеспокоил, и самые слабые цветочки начали опадать.


Самые счастливые часы этой поездки заканчивались вместе с пиком цветения. Нужно было ехать дальше.


Навсегда теперь люблю сиреневый цвет!