Мой девиз

Выйти из зоны комфорта!


четверг, 7 декабря 2017 г.

В память о Мартине



Не думала, что вернусь в свой рукодельный блог- жизнь не стоит на месте, и вышивка занимает очень мало места в моей жизни.
Вчера ушел из жизни великий художник, МАСТЕР, Волшебница, автор более двухсот потрясающих дизайнов- Мартина Розенберг (Вебер) Chatelaine. Горюю, плачу, не сплю- пересматриваю свою жизнь. Эта песня всплыла из памяти, и хоть немного отражает боль этой личной потери.
Не будет цифр, ссылок, фотографий. Я не подвожу итоги, потому что она "Всегда будет со мной в комнате с белым потолком, с правом на надежду..."
По всему миру, не преувеличиваю, горюют тысячи вышивальщиц. Мы ее ученики, восторженные фанаты, дотошные эксперты и сестры одной крови. Сколько счастливых часов пронеслось- с блаженной улыбкой на лице и иголкой в руке. Сколько раз перекладывались ниточки и сокровища. Мы же до последнего часа- девочки, не доигравшие в куклы и магазин, в семью и детей. Остается что- то, чем повелевала только одна ОНА. И у нас это есть- вышитые садики, мандалы, панельки и мистерии. ОНА в каждом крестике и бисеринке. Здесь невозможно схалявить, использовать гаджеты. Сотни тысяч крестиков и шовчиков нежно выпускали на свободу наши руки. Это наш секрет, наша ПРЕЛЕСТЬ, наш дом и спасение. Такая вышивка помогала пережить потери близких, материальные трудности, позволяла путешествовать не выходя из дома, и наполняла жизнь огромным СЧАСТЬЕМ. Низкий поклон, Дорогая МАРТИНА. Мы постепенно становились неплохими колористами, учились гармонии, развивали вкус. И это останется с нами навсегда. При жизни Мартина была ВЕЛИКОЙ, неоспоримым классиком и авторитетом. Слава интернету! Мы становились ближе, могли учиться у мастеров, разговаривать с самой Мартиной. Она приглашала в гости, даже написала подробно, как к ней добраться. А когда я спросила, как же мы будем разговаривать, ведь я не знаю немецкий, а наш английский не очень совершенен- СЕРДЦЕМ, ответила она. Вот я так и буду до последнего дня разговаривать с ней сердцем. Рассказывать, что распускаются розы, растут котята, на паутине капли росы, и ненадолго лег первый снег.

воскресенье, 15 октября 2017 г.

Про Ниццу и Ментон- общие размышления

Ах, сама себе не верю. Лена, неужели, ты села что- то написать в свой подувядший блог)). А совесть мучает, обещала же. Да, есть инстаграм, и там я регулярно делилась впечатлениями. И, да, писать надо сразу, по горячим следам. Но по прошествии времени остается самое значимое, новое или необычное. Этот пост будет немного сумбурным, уж извините.


Сам факт нашего путешествия в таком составе был чудом. С нами была моя шестимесячная внучка. Видимо мои восторженные рассказы про Ниццу оставили отпечаток в Машином воображении, а она любит и умеет мечтать очень конкретно. Так что вся организация поездки была на ней. Билеты, бронирование жилья, переезды. Мне предложили расслабиться и наслаждаться подарком на юбилей. Не буду вдаваться в детали, но почти все получилось.


Я не была во Франции больше двух лет, и почти смирилась с невозможностью этих поездок. Быт, семья, здоровье, да и зачем, что я там не видела. Но отпустить мою дорогую крошку одну с молодыми родителями, ни за что. Сейчас, правда, понимаю, что прекрасно бы они справились и без меня. Но тропинка была протоптана еще шесть лет назад, во время моего самого большого путешествия по югу Франции. С той поры в шкатулке лежали камешки с Лазурного берега- серые, гладкие, с кружевными разводами соли. Я не знаю, когда надо подводить итоги прожитой жизни, но рада, что мои дети и внучка побывали здесь. Столько всего сошлось- и прочитанные книги Бориса Носика, который жил, работал и умер в Ницце. И произведения Владимира Набокова, который жил с женой в Ментоне и ловил тех самых бабочек в горах между Монако и Ментоном. И постоянство пейзажа и растительности, прочность стен и дорог, а, главное, шум моря, создают эффект присутствия в те далекие годы. И не представить, что в этих райских местах русская эмиграция первой волны жила очень трудно.


Я стала задумываться, почему так мало людей остаются в истории и литературе, в памяти людей. Ведь сколько писателей, исторических деятелей, просто живших на Земле людей. Что же нужно сделать такого, чтобы остаться. Чтобы так же, как меня тянуло из дома музея Набокова в Петербурге, в тихий уютный Ментон, к книге Бориса Носка "Мир и дар Владимира Набокова". Если вы хотите проникнуться до конца духом какого- то места, нужно задержаться там возможно дольше. Я бы с удовольствием осталась в Ментоне на неделю. Очарование этого курортного городка настолько очевидно, что уже через несколько часов ты ходишь с блаженной улыбкой по абсолютно незнакомым улочкам, и выбираешь себе окна, откуда лучше виден берег. Конечно, в рекламных роликах городок ярче, свежее и эффектнее. Но вживую... Воздух как шифоновый шлейф, солнце в сентябре прогревает не хуже, чем при физиотерапии. Платаны только начинают терять листву, прямо на улицах созревают цитрусовые. И только одна мысль- "Пусть это день никогда не заканчивается". На всем Лазурном берегу есть отчетливый русский след. Так сложилось, что уезжая на лечение от романтической чахотки дети русских аристократов и моряки, участвовавшие в русско- японской войне, оставались в Ментоне навеки. В последний день я нашла наконец-то русское православное кладбище, о котором столько читала у Б. Носика.


Он неисправимый романтик, и я ожидала увидеть увитые розами белые мраморные плиты, множество цветов, как в заколдованном саду. Вообще цветов было мне мало. Ну что такое конец сентября. На нашей даче еще в октябре розы себя неплохо чувствуют. Видимо, за жаркое лето все высохло, а новых растений, как, например в усадьбе Клода Моне Живерни под Парижем, не подсаживают. Столько читала про всемирно известные сады Ментона. На деле все они закрыты и экскурсии только по специальным соглашениям. И в целом после поездки, сложилось впечатление, что и Ментон и Ницца, да и остальные города, где мы не побывали в этот раз, так просто не раскрывают туристу свои объятия.


Это как в лесу на грибной охоте. Такое впечатление, что создана резервация для туристов- пляжи, виды, кафе и рестораны с невысокого уровня псевдоитальянской кухней, бестолковые магазины, где ничего невозможно купить. Более того, поесть можно только в определенные часы. С 14 до 19 часов большинство "едален" закрывается, причем они приобретают совершенно необитаемый вид, как- будто персонал давно в отпуске. Хотя в это время так и бывает.


Рядом с нами в Ментоне был ресторан со звездой Мишлена, но он был закрыт до конца сентября. Немного лучше с продуктовыми магазинами и рынками- там все для человека, в том числе так уж и быть, для туриста. Но в воскресенье после двух часов все закрыто- французы закупили деликатесы и готовят воскресный семейный обед.


Как же мне не хватает знания языка! Можно задавать неудобные вопросы в кондитерских, интересоваться составом блюда до того, как тебе его принесли, доехать в любую глухомань на транспорте, а не гробить уставшие ноги. Как- будто участвуешь в квесте- по деталям, обрывкам слов, повторяемости действий понимаешь, как работает общественный транспорт, как переходить улицу. В Ницце очень много маленьких улочек и очень много светофоров. Так вежливо по- европейски ждать зеленого просто не принято. И, каюсь, я даже с коляской неслась на красный, если улица была пустой. А про квесты я не зря вспомнила. Недавно к нам приезжала моя подруга из Москвы, участвовать в квесте "Бегущий город". Так она за день прошла 36 километров!!! Мой рекорд всего 15.
Я прерву поток воспоминаний и мыслей. Главное, я вернулась. А уж событий интересных в жизни мало не бывает. Буду рада, если моим виртуальным подружкам будет любопытно.

вторник, 4 апреля 2017 г.

Скорбь и "жизнь продолжается"

Одновременно, видимо иначе не бывает. Резкое ощущение, что уменьшается твое жизненное пространство. Похоже на операцию, когда ты лишаешься части своего тела, но продолжаешь жить. И назад отыграть уже невозможно. Искореженный вагон на фоне величественных арок станции метро Технологический институт. Одна из не перестраивающихся с основания в пятидесятые годы станций. Здесь учился и работал мой папа, работала мама, я ходила в детский сад, школу, в институт (где после окончания и работала). У этих арок назначала свидания и поджидала профессора, в которого была безнадежно влюблена. Картинка осталась, а время пролетело. Уже много лет никто из нашей семьи не выходит на этой станции метро, но вчера всколыхнулись студенческие воспоминания. Начало апреля всегда было ярким и немного прохладным...
Что мы можем? Видимо только выстроить свою жизнь так, чтобы умирать было нестрашно. Не помню, кому принадлежит эта фраза: "Заботиться о своем теле нужно так, как будто собираешься жить вечно, а о душе- как- будто умрешь завтра". Что- то похожее говорили многие- от святых отцов и Махатмы Ганди до Виктора Цоя.
Вернулась от Маши ближе к вечеру. Впервые гуляла с внучкой, и от этой крохи исходила такая уверенность и тепло, что это позволило не плакать, опустив голову. Закрыли метро, и весь город встал в пробке- время возвращаться домой с работы. Я такого не видела никогда, хотя помню первомайские и ноябрьские демонстрации. Стояли и гудели машины, а люди шли. А поскольку в основном петербуржцы одеваются в черное и серое, то текла темная река под сумеречным небом.
Не смогла оставаться дома, и тоже пошла пешком от своего дома на Васильевский остров к сыну. Захотелось увидеть и обнять обоих детей.


Фотография совсем плохая, но мне хотелось как угодно запечатлеть этот момент. Мы идем через Тучков мост с Петроградской стороны на Васильевский остров. Мост ремонтируется, и правой стороны просто нет- там Нева. Все качается, освещение плохое- и поток людей... Машины побросали из- за пробок. Идут даже те, кто шагу не шагнет без машины. Кто пешком, кто на самокате или роликах. И лица у всех- упрямые, сосредоточенные. Я уже знала, что наземный транспорт работал бесплатно, можно было подъехать, но хотелось хотя бы через усталость от ходьбы освободиться от боли в сердце.
Накануне умер Евтушенко. Личность, борец, талантище! Почитала о его жизни- как многого мы не знали раньше...
Вот это стихотворение самое любимое с юности, помню его наизусть до сих пор.

Бессердечность к себе -
                        это тоже увечность.
Не пора ли тебе отдохнуть?
Прояви наконец сам к себе человечность -
сам с собою побудь.
Успокойся.
          В хорошие книжки заройся.
Не стремись никому ничего доказать.
А того, что тебя позабудут,
                           не бойся.
Всё немедля сказать -
                      как себя наказать.
Успокойся на том,
                 чтобы мудрая тень Карадага,
пережившая столькие времена,
твои долгие ночи с тобой коротала
и Волошина мягкую тень привела.
Если рваться куда-то всю жизнь,
                               можно стать полоумным.
Ты позволь тишине
                 провести не спеша по твоим волосам.
Пусть предстанут в простом освещении лунном
революции,
          войны,
                искусство,
                          ты сам.
И прекрасна усталость,
                      похожая на умиранье, -
потому что от подлинной смерти она далека,
и прекрасно пустое бумагомаранье -
потому что еще не отсохла рука...

Сегодня утром пошла к Иоанну Кронштадтскому ставить свечи за здравие и упокой. Машинально щелкнула телефоном. Говорящий кадр, правда? Нас стало меньше...


 А теперь о светлом и радостном. Получила посылку от Гали Вербочки с одеялком.
Девочки, это счастье- весомое, нежное, пахнущее тульской весной и Галиными объятиями.


Маше и Марике очень- очень понравилось. Спасибо, Галочка, дорогая! Какое же оно красивое- белый цвет придает такую свежесть и чистоту. Оттенки весенней зелени звучат капелью. Столько тканей, швов, деталей. А мешочек! Галя, ты нас вылечила, и вселила уверенность, что все будет хорошо!